Икона Божией Матери «Казанская»

Чудотворная Казанская икона Божией Матери

Празднования по новому стилю:
21 июля и 4 ноября.

Что соответствует старому стилю:
8 июля и 22 октября.

 

В 1552 году Казанское ханство было присоединено к Руси царем Иоанном Грозным. 60 000 русских людей было освобождено из плена; началось обращение мусульман и язычников в христианство. В 1579 г. страшный пожар опустошил Казань. Начался он в доме купца Онучина. После пожара Матроне, девятилетней дочери купца, явилась во сне Богородица и открыла ей, что под развалинами их дома находится Ее чудотворный образ, зарытый в земле тайными исповедниками христианства еще при татарском владычестве. Божия Матерь точно указала место, где можно было найти икону. Родители поначалу не обратили внимания на рассказ девочки, но чудесное явление Небесной Царицы повторилось трижды, причем в третий раз оно было грозным. Мать отвела Матрону к митрополиту Казанскому Иову, та рассказала ему о чудесном явлении. Все духовенство города, в сопровождении огромной толпы народа, направилось к дому Онучиных. Сейчас же начались раскопки, но найти икону не удалось. Тогда копать стала сама Матрона и тут же обрела святой образ. Он был необыкновенной красоты и сиял совершенно свежими красками, как будто только что был написан. Митрополит передал икону о. Ермолаю, наиболее почитаемому в городе священнику, и тот, высоко подняв ее над головой, сопровождаемый крестным ходом, отнес чудесный образ на городскую площадь, где и осенил им на четыре стороны весь собравшийся народ. Отец Ермолай написал тропарь новоявленной иконе «Заступнице Усердная», который знала вся Святая Русь.

Через десять лет на месте обретения чудотворной иконы митрополит Ермоген (отец Ермолай принял постриг с именем Ермоген в Московском Чудовом монастыре и вскоре был назначен на Казанскую кафедру) основал женский монастырь в честь иконы Божией Матери Казанской, причем юная Матрона Онучина приняла в нем постриг и стала потом настоятельницей. Совершивший первый молебен перед святым образом, митрополит Ермоген составил сказание о чудесах Казанской иконы Божией Матери.

Во время Смуты, когда Москва была занята поляками, а Патриарх Ермоген томился в темнице, список с чудотворного образа был передан князю Димитрию Пожарскому, и Пресвятая Богородица взяла русское ополчение под свое покровительство. Трехдневный пост и усердная молитва перед Казанской иконой Божией Матери преклонили Господа на милость. В осажденном Кремле находился тогда архиепископ Элассонский (из Греции) Арсений. Ночью к нему в келью явился сияющий Божественным светом преподобный Сергий Радонежский и возвестил, что «заутра Москва будет в руках осаждающих (ополчение Пожарского) и Россия спасена». Как бы в подтверждение истинности пророчества архиепископ исцелился от болезни. Св. Арсений оповестил русских воинов о видении и пророчестве великого святого Русской земли, и на следующий день ополчение выбило поляков из Китайгорода, а через два дня был освобожден Кремль. В воскресенье (25 октября) русские воины с крестным ходом пошли в Кремль с чудотворным образом в руках. На лобном месте встретились они с архиепископом Арсением, несшим чудотворную Владимирскую икону Божией Матери, которую он сохранил, несмотря на все тяготы плена и болезни. Народ был потрясен встречей двух чудотворных икон и слезно молился Небесной Заступнице Русской земли. В память освобождения Москвы от поляков установлено празднование Казанской Божией Матери 22 октября, а в память чудесного обретения иконы – 8 июля. Перед Полтавской битвой в 1709 г. русский царь Петр I с войском молился перед Казанской Божией Матерью, а в 1721 г. перенес один из списков иконы из Москвы в построенный им Петербург. В 1811 г. образ был поставлен в только что построенном и освященном Казанском соборе, где вскоре полководец Кутузов молился перед чудотворной иконой о победе над французами. Святой образ осенял русских солдат, идущих на освобождение России от иноземных захватчиков в 1812 г., и первая крупная победа была одержана в день праздника иконы 22 октября, когда выпал снег и ударили сильные морозы, сама Заступница пришла на помощь воинам.

По вере Русской Православной Церкви иконы Пречистой Богородицы благодатным осенением расположились по лицу нашей Отчизны, образуя ее защиту и Небесный покров. Образ Владимирской Божией Матери хранит и благословляет наши северные пределы. Смоленская и Почаевская иконы ограждают запад, а на восток, до края земли, простирает влияние чудотворный Казанский образ Пречистой Богородицы.

Из множества икон Богородицы, почитаемых в Русской Православной Церкви, ни одна не распространена в таком количестве списков, как Казанская. К ней чаще всего обращают взоры в бедах, болезнях и тяготах: «Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего... всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим». (Тропарь, глас 4-й).

Из книги
"О жизни православных святых, иконах и праздниках"
(согласно Церковному преданию).
Составитель О.А. Попова.


Тропарь, глас 4-й

Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о, Гопоже, Царице и Владычице, иже в напастех и в скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя избавления всех зол, всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

Кондак, глас 8-й

Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению, покрову Девы; ускорим на молитву и потщимся на покаяние: источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Богородица, предваряет на помощь и избавляет от великих бед и зол благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

Величание

Величаем Тя, Пресвятая Дево, Богоизбранная Отроковице, и чтим образ Твой святый, имже точиши исцеления всем с верою притекающим.


(Это величание поем и во все праздники в честь икон Божией Матери.)

 Из книги 
«Полный православный молитвослов для мирян». 
Сретенский монастырь «Новая книга».
Второе дополненное издание. 1998 г.  

 

 

 

 

Казанская икона Божией Матери
в истории Великой Отечественной войны
  

Протоиерей Василий Швец в "ЧУДЕСАХ ОТ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ" пишет: "Перед самым началом Великой Отечественной войны (1941 г.) одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме:

1. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы Он не оставил Россию. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицей продолжали молить Его со слезами, и, наконец, Спаситель сказал: "Я не оставлю Россию".

2. Матерь Божия и святой Иоанн Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Он ответил: "Я не оставлю Россию".

3. Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: "Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним". Спаситель сказал: "Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню...".

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив на этом свете около ста лет.

Началась страшная война, в которой враг имел единственную цель: уничтожить Россию, Святую Русь, уничтожить народ России, стереть с лица земли самое понятие – Россия. Тогда произошло событие, имеющее огромное значение для судеб России, а может быть, и для всего мира. Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, но они совершаются постоянно, только нужно быть в молитве. Не часто такое было в истории народов и потому они должны оставаться в памяти людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены Промыслом Божиим. Речь будет идти об иконе Божией Матери.

Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна стояла на грани катастрофы. В те дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, видели только погибель, повсюду были паника, страх, уныние.

Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молитвенники и на Руси, такие, как иеросхимонах Серафим Вырицкий. Тысячу дней и ночей стоял он на молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги. Но как и в 1612 г. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он знал, что значит Россия для мира; знал, и поэтому всегда молился о спасении страны Российской, о просветлении народа. После обращения Александра III Митрополит Илия стал еще горячее всем сердцем молиться за спасение России от погибели, от нашествия вражеского. Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего (кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

"Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать нельзя. Пусть вынесут, – сказала Она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рас-сказать о том, как она была спасена".

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву.

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Все произошло так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. Был страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – город был спасен. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее, город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном (Воронежским) Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Ее икона в городе, и есть молящиеся, враг не может войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону Божией Матери. Она все время, от основания города была Заступницей его, да и всей России. Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России. Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой – это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери, Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немцам войти в Москву. Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги. и немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери (так наз. "Малая земля").

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Как умиленно и радостно многие принимали все это!

Пришло время славной древности Российской! Какие были молитвенники на Русской земле! И Божия Матерь по их молитвам отгоняла врагов, вселяя в них ужас. Рассказы о чудесных случаях приходилось слышать и от многих фронтовиков, в том числе и от неверующих. Хочется рассказать об одном таком свидетельстве заступничества и помощи Божией Матери. Произошло это во время штурма Кенигсберга в 1944 г. Вот, что рассказывает офицер, бывший в самом центре событий битвы за этот город-крепость: "Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери были огромны и чаша весов колебалась, мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут...". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют! От немцев была такая стрельба – огненная стена! Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась, как оборвалась. Тогда был дан сигнал – и наши войска начали общий штурм Кенигсберга с суши и с моря. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен! Как потом в один голос рассказывали пленные: перед самым русским штурмом "в небе появилась Мадонна" (так они называют Богородицу), Которая была видна всей немецкой армии, и у всех абсолютно отказало оружие – они не смогли сделать ни одного выстрела. Тогда-то наши войска, преодолев заграждения, легко сломили (рукопашное) сопротивление и взяли город, который до этого был неприступен и мы несли такие потери! Во время этого явления немцы падали на колени, и очень многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!". И еще один факт. Киев – матерь городов русских – был освобожден нашими войсками 22 октября – в день празднования Казанской иконы Божией Матери (по церковному календарю, или 4 ноября гражданского стиля). И это было весьма знаменательно для народа России: отсюда началась Русь наша; здесь произошло Крещение нашего народа, который избрал навсегда Христианство, Православную Веру! Вся истинная сила и все истинное счастье Русского народа – в Православной Вере!

20 000 храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда! Молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельства). Б.М. Шапошников, царский генерал, не скрывавший своих религиозных убеждений, часами беседовал со Сталиным и все его советы (в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами) были приняты. А.В. Василевский, по рекомендации Б. М. Шапошникова назначенный на смену ему начальником Генштаба, был сыном священника и отец его еще был жив.

Церковь благословила Отечественную войну Русского народа и Благословение это было утверждено на Небе. От Престола Всевышнего и возгорелся дух России!.. Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем! Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: "С Богом!". Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: "Господи! Прими с миром дух мой!..".

Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, возобновлена Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лавра и многие монастыри . Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где стояла всю войну та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением 1612 г. Наступило время возвращения Веры на Русской земле, как и предсказывали наши святые.

В 1947 г. Сталин исполнил свое обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Он побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные владыкой Ливана, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?». Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. "Я счастлив, – сказал владыка Илия, – что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили ее особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что по словам великого святого земли Российской – преподобного Серафима Саровского – вы посреди лета запоете "Христос Воскресе!". Вот радость-то будет по всей земли великой".

Тогда же Правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: "Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне", – сказал митрополит Илия...

Из Москвы митрополит Ливанский поехал в Ленинград (это было в первых числах ноября 1947 г.). Приведем здесь запись одного из очевидцев пребывания владыки Илии в Ленинграде и еще о двух встречах с ним: "Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то священник и сказал: "Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим". И вот по делам службы через три дня я оказался рано утром на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу идет начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почетный караул, никого не пускают. Все говорят: "Наверно, Сталин приехал..." Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Тогда я вспомнил про сон и подумал: "Что-то сегодня будет в соборе?" Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая перед солеей слева у главного престола. На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: "Поехали во Владимирский собор, там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит!" – "Зачем так рано? Ведь еще три часа до службы", – говорю я. – "Да иначе не попадем, столько народа соберется!" И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: "Пошли! Я вас дожидался!" Он провел нас в храм и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место и там стояли члены Правительства. Мы насчитали – 42 человека. И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – "Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад Своих. Мне преподнесли крест с камнями со всей земли Русской, панагию и икону Казанской Божией Матери. Крест этот я положу на престол нашего кафедрального собора в Ливане и обещаю вам, дорогие, что крест из России всегда будет лежать на престоле, пока я буду жить на земле. Я завещаю, чтобы и после моей кончины крест остался на престоле. Икона Казанской Божией Матери будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России. Простите, дорогие мои, что не могу благословить и обнять каждого из вас! Посылаю Благословение Господне на всех вас, и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!".

Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъем, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми!

И вот – все запели: "Заступница усердная..." Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, что пел весь храм и весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона – десятки тысяч, все пели: "Заступница усердная"... Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!

На следующий день, 11 ноября, митрополита Илию торжественно встречали в духовной академии; епископ Симеон (ректор академии) сказал прекрасное трогательное слово: "Когда вы, дорогой Владыко, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа вы всегда будете касаться тремя перстами панагии и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России, нашей Заступнице – Божией Матери, потому что в панагии – изображение Владычицы нашей с Господом в окружении всей Российской земли. Это великий символ, издревле Русь называется Домом Божией Матери – и здесь, в панагии вашей – изображение Божией Матери в окружении всей Российской земли! Ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии!"

Все учащиеся академии и семинарии (их тогда было немного) удостоились видеть этого Богоносного Святителя Востока Божиего и получить лично его благословение. Это яркое событие и доныне хранит благодарная память сердца. Господь сподобил еще дважды увидеть этого великого молитвенника.

Вторая встреча была в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда его в Россию в 1954 г. Тогда в Печерах были три Патриарха и множество иереев. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Воскресения (это было в августе) и запели: "Христос Воскресе!" и все пасхальные стихиры – и это посреди лета! На греческом, славянском и арабском языках! Как умилительно и торжественно! У всех бороды были мокры от слез!

В третий раз довелось увидеть владыку в 1963 г. в алтаре Псковского Троицкого собора, Подошел к нему под благословение и сказал: "Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 г. в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!". Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, но не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы, и он сказал: "Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улицах: "Заступница усердная!.." Тысячи людей – единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать..." А слезы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: "Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, Я очень люблю вашу страну и ваш народ!" И поцеловал меня.

Такая горячая любовь Святителя Востока Божиего предстоит за нас! Как можно не помнить и не благодарить за нее Господа! После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

Это было хрущевское время безумной ненависти к многострадальной Церкви нашей и нового гонения на нее; богомудрый Святитель все понимал. И может быть, по его молитвам это безумное неронство на следующий год кончилось с таким позором для ненавистника – пример будущим нечестивцам (2 Пет. 2,6)!

Всего несколько лет назад отошел митрополит Илия Ливанский ко Господу в возрасте 97 лет. В некрологе "Журнала Московской Патриархии" было сказано, что он был другом и молитвенником нашей Родины.

Ныне чудотворная икона Казанской Божией Матери стоит во Владимирском соборе Ленинграда и все так же является знамением благодатного Покрова Царицы нашей Небесной. Мы все должны помнить обетование, что пока стоит Казанская икона в городе и молятся Божией Матери верующие, до тех пор будет жить Великий город Святого Петра, первоверховного Апостола каменной веры, на которой стоит святая Церковь Христова. В камень же одет и сам город: это напоминает о том, что все в мире держится верой и молитвой! Пусть каждый, кто приедет сюда, зайдет помолиться во Владимирский собор Заступнице Усердной, Матери Господа Вышнего, поклониться до земли образу Ее Казанскому со умилением сердечным.

Так и стоит икона Казанская в пережившем блокаду городе с венчиком митрополита гор Ливанских Илии, преподнесенном Божией Матери в благодарность о спасении России в 1941-1945 гг. И ныне ограждают Российскую землю чудотворные иконы Матери Господа и нашей Заступницы: Тихвинская икона хранит и благословляет севера пределы. Иверская икона хранит и благословляет нижние пределы. Почаевская и Смоленская ограждают землю Российскую с запада. На востоке, сияя до края земли лучами благодати, ограждает и благословляет Россию Казанская икона Божией Матери. А в центре сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым совершалась Тайная Вечеря – первая Евхаристия, ознаменовавшая начало спасения человечества на Крови нашего Господа, начало новой жизни. Аминь.

Молитесь о Ливане!

Ныне благодарно вспоминая приснопамятного богоносного Святителя и молитвенника за нашу страну Ливанского митрополита Илию (Караме), должно и нам усердно молиться о его родине, тяжко страдающей сейчас, раздираемой врагом – Ливане, одной из древнейших стран Божиего Востока, многократно называемой в Священном Писании благословенной и прекрасной! Страдают и погибают соотечественники Святителя, единоверные нам, молившиеся за нас вместе со своим Владыкой в годы бедствий наших. Друзья познаются в беде. Да будем и мы благодарными!

Помилуй, Господи, и заступи и сохрани страну Ливанскую, благословенного Востока Твоего Божиего, и народ ее православный, и ради Пречистой Твоей Матери Царицы неба и земли, Твоих Апостолов, Пророков, Мучеников, и ради молитв приснопамятного Святителя Твоего митрополита Ливанского Илии – спаси, Господи, людей твоих, и всех нас, вопиющих к Тебе день и ночь, помилуй! Сотвори нам избавление Твое! Все упование на Тебя! Аминь!".

Что последовало бы, если бы власти предержащие не вняли тогда во время войны словам, переданным Богородицей через великого молитвенника, митрополита гор Ливанских Илию, – вопрос вовсе не праздный. Да и ответ на него, исходя из аналогии событий, похоже, имеется...

Полковник О., отставной военный доктор, фронтовик, на Общем собрании членов братства святителя Иоасафа, епископа Белгородского (10 декабря 1754) 4 сентября 1915 г. в Петрограде рассказал о двух явлениях ему Чудотворца: "Года за два до войны, следовательно, в 1912 году явился ко мне в сновидении Святитель Иоасаф, и, взяв меня за руку, вывел на высокую гору, откуда нашему взору открывалась вся Россия, залитая кровью.

Я содрогнулся от ужаса... Не было ни одного города, ни одного села, ни одного клочка земли, не покрытого кровью... Я слышал отдаленные вопли и стоны людей, зловещий гул орудий и свист летающих пуль, зигзагами пересекавших воздух; я видел, как переполненные кровью реки выходили из берегов и грозными потоками заливали землю...

Картина была так ужасна, что я бросился к ногам Святителя, чтобы молить Его о пощаде. Но от трепетания сердечного я только судорожно хватался за одежды Святителя и, смотря на Угодника глазами, полными ужаса, не мог выговорить ни одного слова.

Между тем Святитель стоял неподвижно и точно всматривался в кровавые дали, а затем изрек мне:

"Покайтесь... Этого еще нет, но скоро будет"...

Уже после начала войны полковнику О. было второе явление Святителя Иоасафа: "Лик Его был скорбен. – "Поздно, – сказал Святитель, – теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя, и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках подле г. Изюма, обретенный мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей!"

Сказав это, Святитель стал невидимым, и я очнулся".

Примыкают к ним и слова одного из участников Конгресса русских соотечественников, состоявшегося в Москве во дни т. н. "путча" в августе 1991 г.: "Россия возродится не ранее, чем икона Владимирской Божией Матери будет возвращена на Свое место в Успенском соборе Московского Кремля, а Троица, писанная преподобным Андреем, крестным ходом прибудет в Троице-Сергиеву Лавру".

Из сборника "Россия перед вторым пришествием".